На главную

Оглавление

 


«ТАЙНЫ ДВАДЦАТОГО ВЕКА»


Глава I ПРИЗРАКИ ПЯТОГО ОКЕАНА

Кто ты, Пришелец?

 

—         Так, может быть, надо набраться смелости и признать, что ваш таинственный обломок — внеземного

происхождения? Почему вы не хотите допустить, что это — часть какой-то детали космического аппарата иной

цивилизации, побывавшего на нашей планете?

 

—         Проще всего спрятаться за спину пришельцев,— возразил в ответ В. Фоменко.— По крайней мере, не по

требуется ломать голову над загадочными свойствами этой находки — все сведется к банальному объяснению:

«Они там, в другом мире, все умеют, а мы — нет». Но представьте, что столь необычный сплав при каких-то

условиях возник у нас, на Земле? Или стал таким, побывав В космосе? Разве не заманчиво разобраться в его природе?..

 

Кандидат технических наук В. Фоменко — член Комиссии по аномальным явлениям, созданной при Союзе научных и инженерных обществ. Именно он координировал исследования необычного образца, получившего название «вашкской находки».

 

Своим названием этот образец обязан реке Вашка в Коми АССР. Летом 1976 года несколько рабочих отправились на нее порыбачить. И на берегу случайно натолкнулись на какой-то непонятный обломок величиной с кулак, отливающий белым цветом. Когда один из рабочих, рассматривая находку, неосторожно выпустил ее из рук, она при ударе о камни брызнула снопом искр. Заинтересовавшись, рыбаки захватили обломок с собой и в поселке попытались распилить на части. Но, стоило лишь слегка провести по нему ножовкой, как из-под зубчиков полотна вылетали струи белого огня.

 

Уже первичный научный анализ показал, что находка обладает любопытными свойствами. Чтобы изучить их, обломок расчленили на части и отправили в институты и организации, осваивавшие самые тонкие методы исследований. Среди них — Всесоюзный научно-исследовательский институт ядерной геофизики и геохимии, Институт физических проблем имени С. И. Вавилова и Институт геохимии и аналитической химии имени В. И. Вернадского Академии наук СССР, Московский институт стали и сплавов, ряд других.

 

Что же удалось выяснить ученым? На этот вопрос отвечают сотрудники Всесоюзного научно-исследовательского института ядерной геофизики и геохимии, которые непосредственно проводили исследования загадочного образца.

 

- Для анализа вашкской находки мы использовали прецизионные гамма-спектрометрические методы анали

за, в том числе нейтронорадиационный, нейтронно-активационный, а также рентгенорадиометрический,— рассказал заведующий лабораторией института кандидат технических наук В. Миллер.— Сегодня эти методы до

стигли такого совершенства, что с их помощью, не разрушая образец, можно с высокой точностью определить

процентное содержание в нем 30—40 элементов. Даже если эти элементы присутствуют в образце в виде всего

нескольких атомов.

 

Результаты наших исследований говорят о том, что найденный обломок представляет собой сплав редкоземельных элементов. Содержание церия в нем достигает 67,2 процента, лантана — 10,9, неодима — 8,78 процента. Есть небольшое количество железа и хрома. Среди примесей — уран и молибден, содержание которых не превышает 0,04 процента.

 

Прежде всего можно сделать вывод, что данный сплав — искусственного происхождения. Почему? Церий, лантан и неодим потому и называли редкоземельными элементами, что в земных породах они встречаются в очень рассеянном виде. Здесь же мы столкнулись с поразительно высоким содержанием этих элементов в небольшом объеме. К тому же в природе в подобном сочетании они практически никогда не встречаются...

 

—         Если условия для образования подобного сплава и могли возникнуть, то только за пределами нашей плане

ты,— вступает в разговор заведующий другой лаборато рией кандидат технических наук С. Савосин.— На Земле природных минералов с подобным составом и характеристиками нет. Мы, например, у себя в лаборатории несколько суток изучали образец, чтобы определить фазовое состояние железа. У нас на планете кислород, как правило, вступает в реакцию с железом и окисляет металл. Поэтому практически во всех сплавах имеются его окис-ные формы. В образце же мы их не обнаружили.

 

Еще неожиданнее оказались результаты исследовании на радиоактивность. В горных породах среднее содержание урана — грамм на тонну. В найденном же обломке оно оказалось в 140 раз выше. Но зато мы не смогли обнаружить в нем... продуктов распада урана. Иными словами, есть только его собственная радиоактивность. А это — еще одно свидетельство в пользу того, что необычный сплав — искусственного происхождения. И возраст его не больше ста тысяч лет. Иначе обязательно была бы радиоактивность и от продуктов распада...

 

Необычными оказались и результаты исследований, проведенных в других институтах. Суммируя их, кандидат технических наук В. Фоменко рассказывает:

— В любом земном сплаве из редкоземельных металлов обязательно есть примеси таких распространенных элементов, как кальций или натрий. Они обнаруживаются при лазерном спектральном анализе даже в эталонных образцах, полученных с помощью самых совершенных методов очистки. В вашкской же находке не удалось обнаружить даже намека на след кальция или натрия. А специалисты утверждают, что при современном уровне технологии получить сплав без этих примесей невозможно. Поразительной оказалась и чистота составляющих сплав компонентов. Например, лантану, как правило, всегда сопутствуют ближайшие «родственники» — другие редкоземельные металлы его группы. Из-за схожих химических и физических свойств отделить их удается лишь с большим трудом. В найденном же обломке лантан представлен в идеально чистом виде...

 

О строении веществ судят по характерным линиям в их спектре. Наш образец сначала изучался с помощью методов рентгеноструктурного анализа, которые выявили 23 линии, описывающие входящие в сплав кристаллы/Но, как выяснилось, лишь три из них совпадают с линиями, характерными для кристаллов церия и лантана. А ведь для того, чтобы обнаружить даже эти три совпадения, была проделана гигантская работа — изучены линии в спектрах более чем трехсот уже известных сплавов и соединений неодима, магния, железа.

 

Когда же эти данные решили перепроверить методами электронографического анализа, то результаты оказались еще более поразительными. Исследователи получили 11 четких линий, но... совершенно иных, чем при рентгеновском анализе. И ни одна из этих линий не похожа на характерные для известных сплавов и соединений. Отсюда был сделан вывод, что найденный обломок изготовлен из смеси порошков, мелкая и крупная фракция которых имеет разное кристаллическое строение. Причем самые мелкие частицы порошка состоят всего из нескольких сот атомов...

 

В принципе получить такой сплав можно было бы методом холодного прессования при давлении в десятки тысяч атмосфер. В пользу такого предположения говорит необычная плотность сплава — она оказалась на 10 процентов ниже той, которую он должен иметь согласно всем нашим закономерностям. Но, с другой стороны, здесь мы опять упираемся в ограниченные возможности нашей земной техники. Когда исследователи изучали обломок в первоначальном виде, они пришли к выводу, что он представляет собой часть детали в виде кольца, цилиндра или сферы с диаметром около 1,2 метра. А специалисты утверждают, что оборудования, способного прессовать детали такого размера с давлением в десятки тысяч атмосфер, пока не существует...

 

Судя по тому, что обломок начинает искрить при малейших механических нагрузках, применять его в качестве конструкционного материала, наверное, было бы просто опасно. Скорее можно допустить, что он играл роль присадки к неизвестному нам виду топлива. Не исключена и другая версия, связанная с необычными магнитными свойствами сплава: в разных направлениях у обломка они различаются более чем в 15 раз. Такой сплав можно использовать для магнитного охлаждения до очень низких температур,— лишь на сотые и тысячные доли градуса отличающихся от абсолютного нуля. Но... для того, чтобы сплав обладал подобными характеристиками, холодное прессование надо проводить в очень сильных магнитных полях, которые опять-таки пока недоступны земной технологии...

 

Была и версия, что это просто обломок метеорита. Она возникла при сопоставлении с результатами исследований в районе тунгусского взрыва. Там в слоях мха, относящихся к году катастрофы, было обнаружено повышенное присутствие редкоземельных металлов. А в деревьях, выросших после взрыва, содержание церия и лантана оказалось в 600 раз выше, чем вдали от эпицентра. Но, как ни заманчиво это сравнение, от него пришлось отказаться: в метеоритах содержание редкоземельных элементов не отличается от земного. Скажу больше: метеориты из чистых редкоземельных металлов даже теоретически не могут существовать...

 

Если допустить, что сплав изготовлен посланцами иной цивилизации, то надо сделать существенное дополнение: они сами изготовили его. Причем в пределах нашей Солнечной системы, возможно — и у нас на планете. Дело в том, что ученые провели анализ изотопного состава сплава. И оказалось, что он с точностью до сотых долей процента совпадает с земными соотношениями...

 

Когда во ВНИИ ядерной геофизики и геохимии зашла речь об исследованиях на радиоактивность и был назван срок в сто тысяч лет, в разговор вступил заведующий лабораторией кандидат физико-математических наук О. Горбатюк:

— Не стоит спешить с выводами,— возразил он.— Судя по продуктам распада тория, возраст нашего образца — не более 30 лет...

 

Тридцать лет назад человечество уже располагало целым арсеналом средств для наблюдения за космическим пространством. И прилет посланцев иной цивилизации не мог остаться незамеченным. Поэтому ученые считают, что только дальнейшие исследования могут пролить свет на природу вашкской находки. 

 

 

 

 

На главную

Оглавление