На главную

 


«Святые реликвии» - миф и действительность


С.А. Арутюнов, Н.Л. Жуковская

 

Глава 4: Останки ушедших в нирвану

 

Как мы видим, связь Кандийского праздника с буддийской реликвией очень условна, многие детали его уходят в глубокую древность и несут в себе такую магическую символику, которая никем, кроме ученых, уже практически не осознается.

 

Правительство республики Шри-Ланка придерживается  принципа  превращения   Кандийской   перахяры   в национальный  праздник, своего рода смотр народного искусства. К участию в нем теперь допускаются все слои населения,  никаких ограничений для женщин,  имевших место в XVI11  в., нет. Наряду с многочисленными буддийскими  паломниками в Шри-Ланку именно в  период проведения   этого   праздника   приезжают   многочисленные иностранные туристы, создавая тем самым дополнительную   доходную   статью   в   бюджете   государства. Любопытно отметить своеобразное отражение культа Зуба  Будды   в   одной   из  школ   японского  буддизма,   а именно в школе Тэндай, и даже не во всех ее монастырях  и локальных  центрах,  а только в  одном  из  них — монастыре Ямадера в префектуре Ямагата. Монастырь Ямадера,  основанный  в   IX   в.  монахом  Дайкоку-дайси, был   вначале   главным   оплотом   нового   учения.  

 

Затем он  уступил свои функции другому монастырю — Энря-кудзи,  находившемуся вблизи тогдашней столицы страны Киото, а сам перешел на второстепенные роли. Расположен  он   в   горной   лесистой   местности,  далеко  от основных   трасс   и   центров   современной   индустрии   и, в отличие от многих других буддийских и синтоистских монастырей   Японии,   отнюдь   не  является   посещаемым туристическим объектом. В монастыре несколько десятков  храмов,  расположенных  на склоне  горы  и  как  бы теряющихся   под   кронами   деревьев.   Один   из   самых верхних храмов,  по сути дела,  является складом,  куда со   всех   окрестных   мест  приносят  по  одному  зубу  от каждого умершего человека. Зубы помещают в небольшие коробочки,  имеющие вид маленькой ступы — погребального и мемориального сооружения во всех странах буддийского региона (в наше время их делают из пластмассы). Когда склад полностью заполняется этими реликвариями   (на   это   требуется   несколько   десятилетий),   где-нибудь   на   склоне   горы   вырывают   большую яму и закапывают в нее все накопившиеся к тому времени зубы вместе с футлярами-ступами,  в которых они хранятся.

 

Что наводит на мысль о связи этой традиции с культом Зуба Будды? Как в свое время тело умершего Будды, покойников в Японии предают кремации. Согласно буддийской традиции Зуб Будды был извлечен из пепла сожженного тела — точно так же извлекаются зубы из пепла после сожжения покойников в Японии. Вместилищем Зуба Будды в Канди служат шесть вложенных друг в друга ступ, ибо в буддизме, а на самом деле в индийской традиции в гораздо более ранние времена, ступа выступала в роли надгробного мемориального памятника. Маленькие, высотой 4—5 сантиметров коробочки-ступы из монастыря Ямадера — память о тех главных ступах, в которые был помещен пепел сожженного тела Будды и позднее его якобы уцелевший зуб. И, наконец, все эти разрозненные звенья соединяются в единую цепь, если вспомнить об одной из главных идей ряда школ японского буддизма, в том числе школы Тэндай,— утверждения, что природа будды заложена в каждом живом существе и лишь от него самого зависит, сумеет ли он ее в себе выявить. Каждый чело-зек — будда состоявшийся или несостоявшийся, уже проявивший себя или потенциально имеющий возможность проявиться в будущем. Соответственно зуб каждого человека может оказаться зубом какого-то будущего будды.

 

Зуб Будды — единственная общебуддийская реликвия, хотя и ее почитают в основном последователи хинаяны. Других столь общеизвестных реликвий нет, но в каждой из стран, где население исповедует буддизм, существуют свои реликвии, имеющие, правда, достаточно ограниченную известность. Расскажем о некоторых из них.

 

В тех буддийских странах, где преобладающей формой похорон, так же как и в индуизме, стала кремация, зубы — это единственное, что остается от сгоревшего   трупа,   так   как   кости   превращаются   в   золу.

 

Поэтому других форм «святых» мощей, столь распространенных в христианстве (черепов, пальцев, рук, волос и т. д.), казалось бы, быть не должно. Однако история полна «чудес», а история религий тем более.

 

Бирманские буддисты по праву гордятся ступой Шведагон в Рангуне — одним из самых выдающихся архитектурно-исторических памятников своей страны. Позолоченная от основания до кончика шпиля пирамида высотой 99 метров, не считая стоящей под ней прямоугольной 20-метровой высоты платформы, стремительно возносится в небо. 72 небольших каменных храма с изображениями будд окружают центральную ступу, и весь комплекс ослепительно сверкает в лучах солнца. Он виден за десятки километров с моря и суши, придает неповторимый силуэт городу и выступает в роли символа не только Рангуна, но и Бирмы в целом.

 

Согласно легенде, две с половиной тысячи лет назад два купца, Тапусса и Бхалика, родом из тех мест, где стоит сейчас город Рангун, отправились по своим купеческим делам в Индию. Там в местности Бодх Гая они встретили сидящего под деревом Будду, только что достигшего состояния «просветленности» и начавшего проповедь своего учения. Сделав ему подношение в виде рисовых лепешек на меду и выслушав его учение, братья-купцы получили от Будды в дар восемь золотых его волос, с которыми и отправились назад в свою страну. На обратной дороге их ожидали всякие приключения. Два волоса им пришлось отдать правителю царства Ориссы, владения которого они пересекали. Пока они плыли морем в свою страну, еще два волоса потребовал от них царь драконов.

 

По прибытии на родину купцы стали искать место, где воздвигнуть пагоду. Согласно данному им Буддой указанию, это должен был быть холм с тайником, в котором уже хранились реликвии трех будд, правивших мировыми периодами до появления Будды Шакьямуни.

 

Их реликвии следующие: одежда, черпак для воды, посох. С помощью одного из местных духов холм был найден. Он оказался вблизи рыбацкой деревушки, называвшейся Дагон. Стали строить пагоду. Когда собрались заложить в нее ларец с волосами Будды, их опять «чудесным образом» оказалось ровно восемь. Перед тем как волосы уложили в сокровищницу, они взлетели над холмом на высоту, равную семи пальмам, и излучали оттуда такой свет, что немой мог говорить, глухой слышать, а хромой ходить. Дождь драгоценностей усыпал всю землю по колено. Когда же наконец золотая ступа была воздвигнута над всеми вышеназванными реликвиями, ее окружили шестью малыми ступами из серебра, олова, меди, свинца, мрамора и железа. Ступу назвали Шведагон, что значит «Золотой Дагон». И произошло это якобы в 585 г. до н. э.

 

Такова легенда. Ее знают в Бирме все от мала до велика. Ее текст высечен на каменных плитах, стоящих возле ступы, напечатан в многочисленных проспектах-путеводителях. Буддисты воспринимают эту легенду как непреложный исторический факт. Однако первые более-менее достоверные сведения о существовании Шведа-гона относятся лишь к концу XIV в. Хроники сообщают, что правитель государства Пегу Бинья V установил золотую ступу в местности Дагон высотой 20 метров. С тех пор различные источники упоминают о ней довольно часто: о расширении и увеличении ее размеров, о периодических ремонтах, о реконструкции после землетрясений, последнее из которых, сильно повредившее Шведагон, произошло в начале 60-х годов XX в. Из хроник в литературу перешла легенда о реликвиях четырех будд, хранящихся в Шведагоне, но никто никогда, кроме персонажей самой легенды, их не видел да и не увидит.

 

Следует заметить, что вообще исторические свидетельства о распространении буддизма в Бирме относятся лишь  к середине  XI   в.  и  связаны  с личностью  правителя Паганского государства Анируды. Расширяя территорию своего царства, захватывая земли на севере и на юге, Анируда опирался на новую религию — буддизм хинаяны и повсюду активно занимался поисками реликвий, обладание которыми, по его мнению, должно было придать ему как правителю дополнительный авторитет. Хроники и эпиграфические надписи того времени сообщают о переносе «ключицы Будды» в Паган и строительстве над нею ступы, о поисках Зуба Будды на севере в княжестве Тароп, которые ни к чему не привели. Критически настроенные к Анируде более поздние хроники сообщают, что «сам Будда не пожелал помочь Анируде и заставил его довольствоваться меньшими по ценности реликвиями».

 

В 70-х годах XI в. усиливаются политические связи Шри-Ланки и Паганского царства. В этот период буддизм на Шри-Ланке временно пришел в упадок и Анируда не без гордости взял на себя функции его покровителя. Бирманские хроники сообщают, что именно в этот период желание Анируды заполучить священный Зуб Будды наконец осуществилось и правители Шри-Ланки якобы расстались со своей святыней, передав ее на хранение в Паган. Однако описание этих событий изобилует массой столь неясных деталей и откровенно фантастических элементов (например, что Зуб Будды мог размножаться и оставлять в каждой местности «копию самого себя», что дало возможность Анируде построить по всей стране множество ступ над каждой из таких копий)'. Однако факт передачи основной реликвии со Шри-Ланки в Бирму сомнителен, ибо, как мы уже писали выше, сингальские хроники, в свою очередь, утверждают, что Зуб Будды начиная с IV в. никогда не покидал пределы острова.

 


Оглавление  1  2  3  4  5


  

На главную