На главную

 


Легенда для взрослых

Размышления о потаённом живом


Майя Быкова

 

Глава 5:    Легенда для взрослых

 

Я работала с Б. Поршневым с шестидесятых годов. Почти три десятилетия занимаюсь этой проблемой. Начала со сборов рассказов о подобном существе в Литве. Там еще можно услышать рассказы о Локисе: его четко отделяют от медведя...

 

Потом стали накапливаться и другие свидетельства. Например, мой брат, будучи в 1974 году в Абхазии, столкнулся в саду с животным на двух ногах, превышающим его ростом, покрытым белой шерстью, с пропорциями тела вполне человеческими.

 

Как брат рассказал, оно шло по рядку поспевающей кукурузы и чавкало молочным початком. Заметив человека, отпрыгнуло на несколько метров в сторону (совсем не по-человечьи) и моментально скрылось. Поинтересовалась, может, местные жители уже встречали нечто подобное. Встречали! И неоднократно. Особенно интересный рассказ записан в семье Г. Андросенко:

 

«Мне пятьдесят пять лет. Из них здесь я живу тринадцать. И за все это время со мной лично один раз был такой случай, что второй раз не хочу, чтобы это повторилось.

 

Накануне вечером наломал я табак и решил оставить листья до утра в поле. А ночью стало дождить, и тогда мы с женой пошли за табаком. Было часа четыре ночи. Мы шли и разговаривали. Я за собой коня вел. Подошли к этому вот месту, здесь колодец, где коровы пьют. Как раз луна выглянула. Вдруг слышим: в кукурузе что-то сильно шелестит. Жена испугалась: что это? Я говорю, не бойся, наверное, собака бежит... А сам вижу: по кукурузе к нам бежит черный высокий, как столб, человек. В плечах — полный. Лошадь сразу захрапела и стала вырываться. Держу за узду, не выпускаю. Сам сильно испугался. Смотрю, а тот человек по кукурузе бежит прямо к зарослям ежевики. Там особенно кукуруза высокая, и он с ходу хотел перешагнуть кусты, но за ежевикой земля сразу ниже на полтора метра, как бы трамплин, потому что выбрали песок, и получился маленький карьер. И с той стороны нас не видно. И вот перескочил он кусты ежевики, у самых наших ног с размаху плюхнулся. Тут я увидел, что это вроде мужчина, весь черный и совсем без одежды, здоровый такой. Лица не рассмотрел, только видел, что он весь в длинных волосах. Я со страху хотел на него навалиться, а жена за рубашку схватила, назад тянет, приговаривает: «Да куда ты?» Тут я зрение потерял, будто куриная слепота нашла, нагнулся, пытаюсь на ощупь схватить его, а его уже там нет... Жена говорит: «Вот он!» И снова мы услышали, как сильно зашелестело па кукурузе.

 

Потом жена объяснила: когда я нагнулся, он увернулся и взлетел назад в кукурузу... Мы растерялись, пошли дальше, не соображая ничего. Прошли метров десять, я сказал: «Дома ребенок, если он придет1 туда, может задушить его». И мы быстро вернулись домой. Заснуть уже не могли. Думали о том человеке, удивлялись, как он на нас не напал.

 

Утром чуть свет собрали соседей, рассказали все, и с собаками пошли рассмотреть место происшествия. Там, где он плюхнулся, кукуруза была вытолчена, летел он от ежевики метров семь. Следы его вели в кукурузу, после дождя они были хорошо видны. Каждая ступня от пятки до пальцев сантиметров сорок, не меньше. Bcve соседи смотрели, слушали и удивлялись. Нашли в кукурузе место, где он лежал. А бежал он в горы. Болел я после этого. Теперь не задерживаюсь в поле. Как только стемнеет, иду домой, пусть там хоть табак, хоть дождь!

Соседи такие следы видели, но никто именно этого человека не встречал. А еще сын видел такое существо, только то была женщина...»  (Запись Р. Сварчевского).

 

И так далее. Рассказы эти позволили очертить место обитания нескольких особей. Это был лес, густо переплетенный лиановидной растительностью, куда мог углубиться только кабан.

В 1985 и 1986 годах я ездила    в    Западную Сибирь.

 

...В 1985 году во время возвращения оттуда, где я собирала фольклор и рассказы очевидцев о реликтовых гоминоидах, моим попутчиком в поезде оказался молодой охотник Володя, манси по национальности. Он заинтересовался тем, что я рассказала ему о своем путешествии. Слушал меня с огромным вниманием и задавал много вопросов. Узнав, что я не сторонник тех, кто собирается ловить, усыплять или убивать искомое существо, он вдруг признался, что сам, а также его отец и дед не раз видели такое животное.

 

Володя рассказал, что в глухом кедровом бору, стоящем в окружении болот, в семидесяти километрах от поселка, у него есть сложенная еще дедом охотничья избушка. Лет сорок назад дед заметил, что по ночам, обычно  к  рассвету,   кто-то  подходит  к  жилью.  Дед  и отец Володи не раз видели из окна лесного пришельца, похожего и не похожего на человека. Он был велик ростом, могучего телосложения, без одежды, с головы до ног покрыт волосами красновато-коричневого цвета, за исключением левой руки, где от кисти до локтя цвет волос был белым. За это его прозвали Меченым.

 

О своем прибытии, как это ни удивительно, Меченый извещал стуком в окно. Может, предупреждал, чтобы не столкнуться, а может, наоборот, вызывал. Но испуганные люди никогда не выходили из избушки при его появлении. Охотничья лайка всегда скрывалась при появлении Меченого и возвращалась после его ухода. Постучав в окно, Меченый ходил некоторое время около избушки, будто что-то искал. И при этом бормотал. Приходил он обычно в августе, в некоторые годы его не было вовсе, а в 1985 году его видели дважды.

 

Не буду утверждать, что я сразу же поверила моему спутнику. Видимо, почувствовав это, Володя пригласил меня в гости с тем, чтобы я убедилась в правдивости его слов.

Место это от Москвы весьма удаленное, и в 1986 году мне не удалось туда выехать. Между тем Володя писал мне, что в 1986 году Меченый трижды появлялся у избушки. И вот снова письмо от Володи с приглашением на лето 1987 года. Условие его такое: я могу сообщить о своем наблюдении, если оно состоится, но не должна называть фамилию Володи и место жительства, а также не брать фотоаппарат. Условие, разумеется, мной было принято.

 

Я взяла с собой мешочек гипса для изготовления слепков следов в случае их обнаружения, но не взяла фотоаппарата. Была уверена, что не смогу сделать хороших снимков в тех условиях, при которых, по словам Володи, появляется Меченый. Сама же попытка фотографирования отвлечет меня от собственного наблюдения и может отпугнуть того, чье расположение казалось мне самым важным.

 

И вот в августе 1987 года я оказалась в дальнем таежном поселке Тюменской области. Володя, его жена Надя, отец и дед приняли меня радушно и подтвердили все то, что я уже знала от Володи.

 

...В субботу 15 августа Володя, Надя, я и их трехмесячная лайка по кличке Бокс отправились из поселка к заветной лесной избушке. Путь был трудным, последний этап  пролегал  через  болота. До  избушки   мы добрались под вечер, совершенно выбившись из сил. Перед тем как легли спать, Володя положил под окном несколько бревнышек и накрыл их листом фанеры, на котором обычно сушатся кедровые орехи. «Чтобы не застал врасплох», — пояснил он мне.

 

Его предусмотрительность не была напрасной. На рассвете мы услышали, как кто-то наступил на фанеру и затем раздался двойной стук в окно. Я пулей выскочила из постели, метнулась к двери, сбросила крючок и оказалась на крыльце. Володя и Надя последовали за мной. Светало, и первое, что я увидела, было белое пятно на фоне темных деревьев. После этого я увидела всю фигуру. Он стоял от нас в пяти метрах, прислонившись плечом к стволу высохшего кедра с ободранной корой. Резко выделялась белая часть левой руки от кисти до локтя, и ярко светились красные глаза.

 

Освещение было достаточно хорошим, и я находилась столь близко, что подробно могла его рассмотреть. Рост — два метра. Он смотрел на нас своими огненными глазами, переводя взгляд с одного на другого. При этом он издал какой-то звук, как бы прочистил горло: «кхэ», не разжимая губ.

 

В целом по своим пропорциям, особенно нижних конечностей, это было существо, подобное человеку, а не обезьяне или медведю, стоящее на задних лапах. Но весь он был по-звериному покрыт густой короткой шерстью красновато-коричневого цвета, за исключением предплечья левой руки, которое было белым.

 

Голова в фас выглядела округлой, но позднее, когда Меченый повернулся, я заметила удлиненный затылок. Волосы на голове короткие, 2—3 см длиной. Кожи лица я не видела, все оно заросло волосами, не видно было ни ушей, ни носа, ни ноздрей. Видны лишь глаза, продолговатые, глубоко посаженные под выступающими надбровьями. Челюсти незначительно выдвинуты вперед, видна узкая длинная щель рта. Голова посажена прямо, шеи не видно. Очень широкие плечи, необыкновенно развитые. Подобная мускулатура возможна разве что у культуриста. Грудь мощная, бочкообразная. Могучие руки свободно свисали вниз, длина их была такой же, как у человека. Кисти рук непропорционально большие. На ладонях рук была видна необволошенная кожа, также красноватого цвета. Ноги высокие, стройные. Ступни, как и кисти рук, казались непропорционально большими... Голова была совершенно ясной. Наступило мгновение, когда я подумала: «Что же дальше? Мы подойдем к нему или он к нам? Впрочем, нужно ли это вообще?»

 

И тут «противостояние» кончилось так же внезапно, как и началось. Раздался лай и визг Бокса, который бросился из-за избушки к ногам Володи, то ли спасая хозяина, то ли в поисках у него защиты. Меченый быстро повернулся, сделал шаг за дерево и скрылся в лесу...

 

Мы вернулись в избушку и заперли за собой дверь. Когда наконец пришли в себя, то вышли наружу, подошли к сухому кедру, у которого стоял Меченый. Мы искали следы под деревом и далее, в направлении, где скрылся Меченый, но земля была покрыта толстым слоем кедровых иголок, и следов они не сохранили. Затем мы обошли избушку, тщательно разыскивая следы.  Все напрасно:    следов    Меченого мы так нигде и не нашли.

 

Ходили мы все время втроем, вернее, четвертым был Бокс. Мы были угнетены и подавлены. Володя и Надя не раз повторяли: «Зачем мы к нему вышли?»

 

Мы пробыли там еще восемь дней и вернулись в поселок, когда Володе нужно было возвращаться на работу. Никаких действий для привлечения Меченого мы не предпринимали, никаких привад не раскладывали. Думали, если захочет, то придет и так, как он это сделал в первый раз. Рядом с избушкой часто стояли бочки с клюквой, кроме того, хозяева сушат во дворе грибы и орехи, но Меченый никогда ничего этого не брал.

 

Вернувшись в Москву, я места себе не находила, а тут еще получила тревожное письмо от Володи. В нем были такие слова: «Не знаю, как жить будем дальше». Я решила, что надо, не откладывая, снова поехать с ними на то место.

 

В середине октября мы, как и в первый раз, снова . оказались в знакомой избушке. Ни в первую, ни в последующие ночи никто в окошко не стучал. Лишь однажды ночью мы услыхали странный протяжный крик в лесу и подумали, что это крикнула птица. Утром хватились Бокса, звали, но он не появлялся. Стали искать в лесу и метрах в ста от избушки нашли его тело, разорванное от хвоста до ключиц. Кости черепа под кожей были разбиты с правой стороны, челюсти сомкнуты, язык торчал изо рта и был прикушен зубами.

 

Мы были потрясены таким зрелищем. «Меченого работа»,— сказал Володя. Действительно, подобным образом со своей жертвой не расправляется ни одно из известных нам животных. Для этого нужны руки и огромная сила.

 

Мы решили, что Меченый подстерег Бокса, схватил за задние лапы, с размаху ударил о ствол дерева, разбив череп. Перед смертью пес издал крик, который мы слышали ночью, и прикусил язык.

 

Мы захоронили Бокса на болоте, прикрыв мхом. Это было 22 октября. Человек неробкого десятка, таежник, ходивший на медведя, Володя был не на шутку встревожен случившимся, стал собирать вещи, и в тот же день мы покинули зимовье.

 

Такова суть происшедшего. Главный результат в том, что теперь Меченый для меня — реально существующий зоологический объект. Я не могла обмануться, поскольку к подобной встрече была готова. Долгие годы активного интереса к реликтовому гоминоиду дают право утверждать это. Случившееся со мной позволяет надеяться на новые встречи. История описываемой особи прослеживается на протяжении сорока лет — такими словами я закончила свое первое сообщение о Меченом.

 


содержание  1  2  3


  

На главную