На главную

 


Легенда для взрослых

Размышления о потаённом живом


Майя Быкова

 

Глава 1:    Литературные прообразы - «Поднимите мне веки!»

 

Желание самому разобраться в тайне природы примело пастуха Жака Рубо Конопатого на пир глубоко пережитых им ощущений! Он увидел феерическое зрелище — ночной хоровод диких зверей и бычьих манад, предводительствуемых фавном. Это надо прочесть! Самому. Ибо оказывается, что ты многого не знаешь. О многом не подозреваешь.

 

Но человек так устроен, что не может оставаться один на один со своими заветными мыслями, знаниями, i"градациями, фактом приобщения к тайне. Социум приучает обладателя неординарной информации поделиться ею с живущими рядом. Но поделиться — означает представить доказательства. А доказать — значит предать...

 

Д'Арбо поставил знак равенства: умер великий пан, и человек разорвал узы, связывающие его с космосом. Гибель каждого вида растения или животного ведет к невосполнимым утратам.

Удалось ли хотя бы одному автору объяснить читателю такой невероятный образ, приоткрыть завесу era становления? Удалось. Хотя сделав это, Всеволод Иванов, к сожалению, не завершил самого произведения. И тем не менее нет цены этой приоткрытой дверце в лабораторию писателя.

 

Всеволода Иванова волновала тема Великого морского змея. Она многонациональна и неистощима. Рассказы о нем возникают периодически, и прокатываются волной с такой же скоростью и хаотичностью, как и о реликтовом гоминоиде. За одной из попыток, написать предисловие к фантастическим рассказам стоит реальный образ и реальный случай, происшедший с самим автором весной 1952 года в Коктебеле.

 

Прежде всего писатель упоминает о превратностях погоды в то время — холод, дожди. Наконец, 14 мая наступил безветренный теплый день. Иванов отправился на прогулку, надеясь собрать выброшенные морем в непогоду камешки. На скале в ущелье Гяур-Бах он привязал веревку и спустился по ней в Сердоликовую бухту. Выкупавшись, поев и закурив трубку, решил отдохнуть повыше, где была закреплена веревка. Оттуда стал наблюдать, как в бухте дельфины охотятся за кефалью. Далее следует удивительно точный, емкий рассказ об увиденном.

Итак, приводим все по тексту автора, опуская лишь повторы.

 

«Дельфины стайкой двигались по бухте влево. Должно быть, туда передвинулась кефаль. Я перевел глаза вправо и как раз посредине бухты, метрах в 50 от берега, заметил большой, метров 10—12 в окружности, камень, обросший бурыми водорослями. В своей жизни я много раз бывал в Сердоликовой бухте. Бухта не мелка, глубина начинается шагах в десяти от берега, а этого камня в середине... я не помнил. От меня до» этого камня было метров 200. Бинокля со мной не было.

 

Я был одним из немногих миллионов людей, которому суждено было увидеть это чудовище. Наше воспитание, не приучившее нас к появлению чудес, тотчас начало мешать мне. Я начал с мысли — не галлюцинация ли это? Нащупал горящую трубку, затянулся, посмотрел на'скалы и еще раз вынул часы. Все это мешало мне наблюдать, но в конце концов я подумал: «Ну и черт с ней, если галлюцинация! Буду смотреть».

 

Чудовище, извиваясь, так же, как плывущие змеи, не быстро поплыло в сторону дельфинов. Они немедленно скрылись...

 

Угнав дельфинов и, может быть, не думая за ними гнаться, чудовище свернулось в клубок, и течение понесло его опять вправо. Оно снова стало походить на коричневый камень, поросший водорослями.

 

Отнесенное до середины бухты, как раз к тому месту или приблизительно к тому, где я его увидел впервые, чудовище снова развернулось и, повернувшись в сторону дельфинов, подняло вдруг над водой голову. Голова в размер размаха рук похожа была на змеиную. Глаз я по-прежнему не видел, из чего можно заключить, что они были маленькие. Подержав минуты две голову над водой — с нее стекали большие капли воды, — чудовище резко повернулось, опустило голову в воду и быстро уплыло за скалы, замыкавшие Сердоликовую бухту.

Я посмотрел на часы. Было без трех минут час. Я наблюдал за чудовищем сорок минут с небольшим.

 

Справа поднимаются скалы очень крутые, и в соседнюю бухту попасть было невозможно.

Я поспешно пошел домой».

 

Мария Степановна Волошина, являющаяся хранительницей всех коктебельских преданий и обычаев, рассказала, что в 1921 году в местной феодосийской газете была напечатана заметка, в которой говорилось, что в районе горы Карадаг появился «огромный гад» и на поимку... отправлена рота красноармейцев. О величине... не сообщалось. Дальнейших сообщений о судьбе «гада» не печаталось. М. Волошин послал вырезку о «гаде» М. Булгакову, и она легла в основу повести «Роковые яйца». Кроме того, М. С. сказала, что в поселке тоже видели «гада»... недавно, а знает подробности... жена искусствоведа.., которая живет в Коктебеле безвыездно.

Н. Габричевская рассказала следующее:

 

— Ранней весной этого года... соседка... колхозница, переехавшая сюда недавно с Украины, прибежала, проклиная эти места. Недавно была буря... На берегу же после бурь находят плавник. Колхозница и пошла собирать дрова... в направлении мыса Хамелеон. Не доходя до оконечности мыса, она увидела на камнях какое-то большое бревно, с корнями, оборванными бурей. Очень обрадовавшись находке, она бросилась бегом к камням, и, когда почти вплотную подбежала к ним, бревно вдруг дернулось, то, что она считала камнем, приподнялось и она увидела  огромного гада  с  косматой  гривой.  Гад с шумом упал в воду и поплыл в направлении Карадага.   Колхозница уже не помнила, как дошла домой. Возле Карадага, в Отузской долине, имеется биологическая станция. Сам я туда не ходил, так как считал видение малодоказуемым.

 


содержание  1  2  3  4


  

На главную